bumerang777 (specnaz777) wrote,
bumerang777
specnaz777

Categories:

Постковидный синдром, панические атаки, массовый психоз, новые фобии


Они не так очевидны, как высокая температура или отсутствие обоняния, а проходят намного медленнее. За помощью к психологам уже обращаются целыми коллективами. Как пандемия изменила наши души?

Сигнал тревоги

По количеству новых случаев Covid-19 Украина вышла на восьмое место в мире. Но вместе с ростом числа заболевших растет и напряжение в обществе. Как говорят психологи, происходящее похоже на массовый психоз.

"У нас в коллективе около 1500 человек. И по роду деятельности мы не можем работать дистанционно. А если кто-то и мог бы, все равно не отпустят. Руководство считает, что на удаленке вероятность взлома корпоративной почты выше, а значит и утечки рабочей информации. А потому все ходят на работу. Но находиться там сейчас невозможно. Началось все летом, когда на предприятии появились первые заболевшие. Среди сотрудников начался просто психоз, все подозревали друг друга в контактах с заболевшими, которых вообще подвергли обструкции. Они вынуждены были выехать из Киева. Сейчас, когда случаев уже много и не только у нас, психоз продолжается — все следят друг за другом, чтобы носили маски, звонят начальству, чтобы сообщить, кого они подозревают в болезни", — рассказывает сотрудник одного из коммунальных предприятий Наталья С.

По мнению психолога-соционика Алексея Пивоваренко, в обществе появилось больше фобий и проявлений паранойи. "И это происходит не только в Украине, а во всем мире. Люди стали меньше общаться, даже соседи. Одни демонстративно бесстрашные — ходят без масок, другие демонстративно пугливые. Они и так жить боятся, а тут опасность отовсюду", — говорит Пивоваренко.

Медицинский психолог Юлия Клаунинг, которая работает в Центре психического здоровья и травмотерапии "Интеграция" и занимается лечением тревожных расстройств, сейчас принимает до 50 человек в неделю —и это не только индивидуальные приемы, но и групповая работа. Она подтверждает: то, что происходит, очень напоминает массовую панику.

"Психикой движет страх, который и помогает выжить. А нас еще и тщательно запугивают. С помощью страха мы понимаем, что надо бояться и предпринимать соответствующие действия. А когда мы не можем ничего прогнозировать и думаем, что от нас мало что зависит, страх начинает трансформироваться и превращается в панику, когда человек принимается катастрофизировать", — говорит Юлия Клаунинг.

По ее словам, в таком состоянии люди мыслят иррационально, порою нанося себе реальный вред. И тревожные состояния охватывают целые коллективы. "Катастрофизируя происходящее вокруг, человек хочет предсказать ближайшее будущее. Например, я могу заболеть воспалением легких, стану задыхаться, меня положат в больницу, а там может не хватить кислорода. Так, может, сразу пить антибиотики? И начинают пить "впрок", хотя бактериальной инфекции, при которой назначают антибиотики, нет. Естественно, потом становится плохо. К нам в разы больше стали обращаться за помощью с тревожными состояниями. Обращаются целыми фирмами и предприятиями. Как правило, в таких коллективах много заболевших, кто-то работает на "удаленке", обстановка напряженная, отношения натянутые. Менеджмент не может самостоятельно справляться с возникшими проблемами", — рассказывает Юлия Клаунинг.

Ипохондрия — довольно распространенное осложнение пандемии. По словам психологов, появилась целая группа пациентов, которые маниакально меряют температуру, сдают каждую неделю тесты, не имея никаких симптомов, и скупают про запас лекарства.
Понятно, что способствует развитию ипохондрии постоянное обсуждение ковида в СМИ и в социальных сетях. Но, увы, без этого сейчас никак.

Апатия из-за салата

Добавила работы психологам и вынужденная изоляция. По словам Клаунинг, тяжелее всего переносят ее активные люди до 25 лет.

"Те, кому до 25 лет, выросли в бытовом достатке. И они плохо переживают выход из зоны комфорта. Для них уже стрессовая ситуация, если в супермаркете нет привычного салата или закрыто любимое кафе, где они работали и перекусывали. А люди с опытом, даже те, кто успел привыкнуть к подобным же благам, переживают их временную потерю более стойко. Особенно те, кто пережил 90-е, когда был дефицит всего", — говорит психолог.

Кроме того, по словам эксперта, для молодежи сократилась возможность с кем-то знакомиться: "Это тоже давит на психику".

По словам Клаунинг, увеличилась и статистика разводов. "Происходит то, о чем предупреждали китайцы: разводов в Украине стало больше. Процесс начался еще во время первого карантина. Не все оказались способны пройти проверку на прочность", — говорит Клаунинг.

Проверка же была во время жесткого карантина весной. Испытанием для многих стала работа на "удаленке", особенно если в семье есть дети, которых надо развлекать или же которые учились дистанционно. Сотрудник пиар-службы одного из крупных ведомств Украины Наталья П. говорит, что нахождение в режиме 24/7 на одном пространстве с детьми превратило ее жизнь в фильм ужасов.

"Когда началась пандемия, нас перевели на работу онлайн. Я сначала обрадовалась — ведь не нужно тратить по три часа на дорогу, не нужно ежедневно думать, что надеть, что взять с собой на перекус. Но оказалось все не так", — рассказывает Наталья.

По ее словам, дети круглосуточно требовали внимания, приходилось с ними заниматься. "Кроме детей круглосуточно приходилось общаться с мужем и его родителями, которые вообще не хотели ни в чем помогать, раз мама дома. А ведь есть еще и своя работа. Муж, правда, пытался помогать, но и у него работа, за которую, к тому же, платили больше, ведь у меня в итоге зарплата стала меньше. Новым испытанием стало лето — из-за карантинных ограничений поехать, куда хотели, не смогли, да и боялись. Позже, правда, все-таки решились съездить в Египет. Но это всего лишь 10 дней хоть каких-то изменений в жизнь. А потом все повторилось. Меня охватила апатия, пришлось даже обратиться к специалистам", — говорит Наталья.

Усугубил ситуацию, по мнению Клаунинг, экономический кризис и потеря работы многими. "Часть профессий трансформировалась или на время исчезла, кому-то еще и сократили зарплату. Люди начинают беспокоиться о том, что их ожидает дальше. Они изводят себя размышлениями на тему: я же профессионал своего дела — экономист, юрист, журналист. Я же не пойду работать курьером. Такое самопоедание доводит до невроза, апатии и клинической депрессии, которая возникает, если человек начинает сомневаться в том, что его окружает", — говорит медицинский психолог.

Кроме того, стала нашумевшей история харьковского врача Олега Басилайшвили, который выбросился в окно, после того как вследствие перенесенного ковида стал забывать отдельные слова. А японцы заговорили о том, что мир ждет новая эпидемия — самоубийств.

Юлия Клаунинг говорит, что количество обращений с постковидным синдромом в последнее время увеличилось на 25–30%. "Хотя практика обращений в Украине не сильно распространена. Но я бы все-таки не стала говорить о какой-то массовости и катастрофе. Что касается японцев — они на первом месте в мире по суицидам, в том числе из-за ментальности и особенности культуры. Историю харьковского врача я бы тоже не связывала только с ковидом.
Хотя я ничего и не знаю. В любом случае, нельзя все валить на пандемию, которую, к слову, так называть тоже не совсем корректно.
Это эпидемия, типичная эпидемия, ведь в каждой стране приблизительно 2% заболевших, а не прямо половина населения",
— говорит Юлия.

https://kurs.com.ua/
Текст сокращен

Tags: COVID 19 заболевание, Последствия, Психиатрия, Психология масс, Страх
Subscribe

Posts from This Journal “Психология масс” Tag

promo specnaz777 september 7, 15:58
Buy for 500 tokens
Вход здесь
Comments for this post were disabled by the author